ИНТЕРНЕТ ШКАТУЛКА

377 подписчиков

Якеменко: Личность Прилепина здесь не настолько важна, насколько важны увлечения наших политических кругов из власти.

Якеменко: Личность Прилепина здесь не настолько важна, насколько важны увлечения наших политических кругов из власти.

Якеменко

Попытки протащить нацбола (то есть последователя фашиста Лимонова) Прилепина во власть, который не скрываясь строит вторую НБП (это, как известно, фашистская партия), свидетельствует о том, что наша здравая политическая реальность вновь проигрывает либерально-маргинальному безумию. Причем личность Прилепина здесь не настолько важна, насколько важны увлечения наших политических кругов из власти.

С Прилепиным все ясно давно. Коньюнктурщик и просто откровенно безграмотный дурак, он организм из разряда «простейшие». Он где-то слышал о великих писателях (Быков рассказал), о Куприне, Чехове, Толстом и Байроне и очень хотел стать как они (он часто об этом говорит и сравнивает себя с великими, тщательно фиксируя количество «своих» книг и их книг, считая, что писатель с 10 книгами лучше чем тот, у кого их 8). Однако по причине тупости он так и не понял, в чем состоит миссия писателя, кто такой писатель по сути – и остался нижегородской шпаной Евгением Лавлинским с соответствующим набором слов, безграмотностью и убогим мышлением.

Но дело не в этом. Дело в том, что он гомункулус самой оголтелой либеральной среды. Кто продвигал его несколько лет назад? «Новая газета», «Эхо», Быков и олигархические СМИ.

Те же, кто двигал Навального – поэтому Прилепин до сих пор очень комплиментарен по отношению к Навальному и его кругу. То есть в какой-то момент либеральные круги решили сделать дегенерата и убожество ни много ни мало, а литературным явлением, культурным феноменом. Не случайно его раскруткой за огромные деньги спонсоров «Справедливой России» занималась либеральнейшая «Русская жизнь».

Он был интересен им именно своей дремучей глупостью и амбициозностью, чисто этнографический феномен – так барин из усадьбы рядил в дворянский костюм конюха и, покатываясь со смеху, наблюдал, как тот изображает барина на сцене крепостного театра.

Но была и еще одна причина. Не только либеральная, но вообще интеллигентская среда страдает страстью время от времени пробовать гниль, слушать матерные частушки, любоваться на какую-нибудь гадость – ей хочется дерьма, свинства, тупости после изысков ума и благородства манер. Отсюда увлечения наших либералов фашизмом, национализмом, анархизмом, радикализмом, сталинизмом. Кстати, эту особенность хорошо знали и этим пользовались те же футуристы, демонстративно нарушавшие правила приличия и знавшие, что это нравится пресыщенной публике.

И сначала их эта прилепинская гниль очень забавляла, забавляли пацанские опусы, прославляющие шпану и написанные таким языком, что на их фоне любая либеральная белиберда смотрелась красиво и изысканно. Мало того, когда он предал свой подвал и переметнулся на ставку к бывшим врагам, это развлекло еще больше – стало ясно, что он очень похож на них самих. А, самое главное, они прекрасно знали цену этому «патриотизму» и поэтому охотно продавали Кремлю и власти тех, кого растили и поддерживали – Лимонова, Баронову, Конева, Проханова.

Не случайно все подобного рода «патриоты», сменив кассу и риторику, продолжали с либеральной ненавистью и презрением относиться ко всему, что действительно работало на государство – от движения «Наши» до государственных медиадеятелей. Мало того, так же любезно принимались в тусовке и либеральной среде.

Через какое-то время Прилепин стал надоедать и кусать руку, которая его кормила и вырастила. И тут оказалось, что остановить процесс уже невозможно. Прилепинская тупость и «литературное» дерьмо оказались включены в рыночную схему, гомункулус зажил своей жизнью. А поскольку либералы сами вывернули наизнанку правила, чтобы дерьмо считалось литературой, а литература дерьмом, противопоставить этому существу оказалось нечего.

Поэтому он еще долго может пребывать в рыночном поле, меняя ярлыки (патриот, государственник, боец с Донбасса, публицист, хуторянин, а вот теперь скоро и депутат) по мере того, как одни ярлыки будут приедаться, а другие расти в цене.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх